В Каменском новый этап медреформы: больницы возвращаются городу. Часть 1.

На прошедшей сессии горсовета депутаты Каменского приняли решение вернуть местные больницы в собственность города. Так заканчивается «пилотная медреформа», начатая еще во времена Януковича. Тогда городские больницы передали на баланс облсовета, дескать, так они будут гораздо лучше финансироваться. Но, эксперимент так и остался недоделанным, финансирование недостаточным, а город еще и потерял возможность вкладывать собственные деньги в развитие и ремонты больниц. Теперь депутаты исправляют ошибочные решения «папередников». Ну, а для нас это повод еще раз глянуть и понять, в каком направлении движется нынешняя медреформа имени Уляны Супрун.

Автор: Сергей Гузь.

Здравоохранение города: очень краткая история.

Система здравоохранения в Каменском-Днепродзержинске не всегда была такой, какой мы ее знаем и часто критикуем. Чуть больше 100 лет назад в селе Каменском была всего одна земская больница, а в 1889 году появилась еще и рабочая (заводская) больница и поликлиника.

Рабочую больницу и поликлинику строили для лечения тех, кто работал на металлургическом заводе, тогда как земская больница предназначалась для остальных жителей. Такая специализация проявилась и в дальнейшем при развитии медицины города.

По мере роста численности населения, появлялись и новые больницы. В 1903-м построили больницу №3 (бывшая инфекционная). Станция скорой помощи появилась в нашем городе в 1935 году.

В 1948 году, практически с началом строительства Приднепровского химического завода, появилась своя специализированная медсанчасть и на этом предприятии. К 1980-му году стационар МСЧ №8 вмешал 371 койкоместо, поликлинику на 510 посетителей в день, 6 цеховых участков и 10 здравпунктов. И лечили здесь от очень специфических заболеваний, вызванных работой с радиоактивными и химическими веществами.

В 1952 году, с началом строительства ГЭС и появлением поселка Днепрострой, открылась больница №5. В 1954-м появился корпус роддома в больнице №9, а через год еще два корпуса стационаров. 9-ю больницу строили за средства ДМК, и фактически все эти годы комбинат был шефом этого медучреждения. Не зря ее в народе считали ДМКовской. И это в добавок к тому, что на комбинате есть своя медсанчасть и поликлиника (построена в 80-х), а в 1979-м была построена здравница ДМК.

Станцию переливания крови открыли в 1963-м. Через пять лет – в 1968-м – открылась Городская больница скорой медицинской помощи (теперь ее называют еще клиникой катастроф). Это тоже было специализированное медучреждение, нацеленное на оказание помощи во время крупных производственных и природных катастроф. Здесь могли и могут оказать помощь при массовых ожогах, химических отравлениях, политравмах и других последствий крупных аварий. Кроме того, больница находится практически на трассе в Днепр, так что любого пациента можно быстро доставить в областную больницу и оказать узкопрофильную медпомощь.

В 1974-м на микрорайоне Черемушки открыли поликлинику на 1200 посетителей в день, а в декабре 1975-го – стационар на 620 койкомест. Общий персонал больницы №7 и поликлиники составлял 1200 работников.

В 1980-м открылся санаторий «Днепровский» в Романково, включавший и поликлиническое отделение.

Какие-то даты и медучреждения пропущены, ведь цель этого краткого экскурса – показать, как непросто и не быстро была построена система здравоохранения в городе. Кроме упомянутых больниц, в городе есть медсанчасть «ДКХЗ», поликлиника МВС, противотуберкулезный диспансер и детский противотуберкулезный санаторий, 2 самостоятельные поликлиники и 2 стоматологические поликлиники, дом ребенка, детская и психиатрическая больницы, Центр медицины здоровья и спорта – всего к 2000-му году в городе насчитывалось 21 медучреждение.

Глядя на эту краткую историю, вы можете увидеть, что медпомощь охватывала практически все районы города (за исключением левобережья, где в годы СССР так и не успели построить стационар, но есть поликлиника и станция скорой помощи). Параллельно развивалась и медпомощь на всех крупных предприятиях, с учетом специфики их работы, профессиональных заболеваний и других факторов.

На строительство этой системы здравоохранение в нашем городе ушло целое столетие, а уж сколько денег – не сосчитать, так как в открытых источниках этих данных попросту нет. Можно лишь отметить, что очень многие медучреждения, как уже было упомянуто выше, финансировались или поддерживались крупными предприятиями города.

С развалом СССР, финансовым кризисом и гиперинфляцией в Украине, медицина города также оказалась в очень глубоком кризисе. В средине 90-х по многим больницам и поликлиникам прошла волна сокращений койкомест и персонала. Например, в больнице №7 сократили почти 100 койкомест и около 500 сотрудников. Ведомственные медучреждения стали передавать в собственность города, а затем городские больницы – уже в область. Пытались найти лучший вариант финансирования.

В поликлиниках стали брать «добровольные пожертвования» (а по сути — плату) практически за любые анализы, флюрографию или ЭКГ. Более сложные анализы перешли в разряд исключительно платных услуг. Лечение в больницах также стало повсеместно платным – ведь пациент должен был приходить на лечение со своими медпрепаратами (а часто еще постельным бельем и питанием). Дошло до того, что в начале 2000-х годов зимой больные приходили в стационары со своими обогревателями. Да что там стационар, автору этих строк пришлось в 2005-м искать два обогревателя в операционную, так как температура в зале была всего +8, а своих обогревателей у больницы не было.

Очевидно, что дальше в таком виде система здравоохранения города существовать могла бы, но оказывать эффективную медицинскую помощь – точно нет.

Какая система здравоохранения лучше?

На самом деле,  при всем кажущемся разнообразии выбора, систем здравоохранения не так уж и много: советская (Семашко), британская (Бевериджа), немецкая (Отто фон Бисмарка) и американская.

До сих пор у нас была система Семашко, при которой медицинская помощь оказывалась по пирамиде: от фельдшерско-акушерского пункта в каждом селе до специализированных узкопрофильных клиник в столице или областных центрах. Где бы на территории страны не находился пациент, он должен был получить медицинскую помощь. И все это за счет бюджета (бесплатно для пациента).

Эта система неплохо справлялась с эпидемическими заболеваниями, оказывала первую необходимую помощь и делала большой акцент на профилактику заболеваний. Но, требовала значительного финансирования. И чем сложнее становилось лечение, тем больше нужно было денег. Поэтому в определенный момент советское здравоохранение стало отставать от медицины развитых западных стран. В последние десятилетия медицина у нас только считалась бесплатной, и чем выше по пирамиде нужно было обращаться за медпомощью – тем больше приходилось платить.

В Германии медпомощь финансируется за счет обязательных страховых взносов работников и работодателей. Здесь заложены принципы справедливости и солидарности. Это означает, что на медицинскую помощь имеют право все граждане, все ее финансируют, но — в зависимости от доходов. Богатые платят больше и тем самым помогают бедным, в этом и проявляется принцип солидарности.

А вот в Великобритании есть медицина бесплатная, как и у нас (то есть за счет бюджета), и коммерческая (частные медучереждения), где за все нужно платить самому или через страховую компанию. Та, которая государственная, называется Национальной службой здравоохранения. Каждый пациент закреплен за участковым врачом, вроде терапевта, который делает осмотры, выписывает рецепты и направляет к узкому специалисту, если нужно. Проблема госсектора медицины в том, что нужно до 18 недель ждать приема у узкого специалиста (мы к таким срокам не привыкли).

В США система здравоохранения построена на основе страховой медицины. Но, в отличии от Германии, в США страховка до недавнего была добровольной, что привело к большим проблемам – более 40% населения не могли получить медицинскую помощь, так как не имели денег для оплаты страховки. При Бараке Обаме началась реформа с внедрения базового уровня обязательного страхования.

Спасение утопающих…

Чтобы понять, какая система здравоохранения нам больше подходит (и кому – «нам»?), в первую очередь нужно шире посмотреть на то, кому вообще нужно наше здоровье?

Конечно, каждый из нас хочет быть здоровым, а если вдруг заболеет, то быстро и качественно получить медицинскую помощь. Желательно с минимальными затратами.  Это понятный всем —  наш частный интерес. В целом по стране он собирается в миллионы таких вот частных интересов  на медицинские услуги.

При этом, далеко не все из нас в действительности заботятся о том, чтобы все время оставаться здоровыми: плохое (некачественное) питание, курение, злоупотребление алкоголем и многме другие привычки ежедневно подрывают наше здоровье. Включая, например, увлечение экстремальными видами спорта либо пренебрежение техникой безопасности на работе, которые часто приводят к травмам. Правда, за все это должно расплачиваться общество в целом, а не те из нас, кто не дорожит своим здоровьем.

В тоже время, все мы представляем собой людской капитал – ресурс, с помощью которого создаются все богатства в нашем обществе. А так как большинство из нас работает по найму, то мы представляем собой человеческий ресурс для работодателей. Каждый из них заинтересован, чтобы мы трудились максимально продуктивно и меньше болели. А если ценный сотрудник заболел, то вернуться в строй он должен как можно быстрее.

Однако, с точки зрения работодателя, решить проблемы здоровья сотрудников можно разными путями. Например, нанимать тех, у кого крепкое здоровье и нет вредных привычек. Именно по этой причине многие работодатели неохотно берут на работу молодых девушек (и уж тем более беременных), людей с ограниченными возможностями (инвалидов) или пенсионеров. Но, если сотрудник для них настолько ценен, что найти ему замену трудно, то за такого работника предприятия готовы нести все медицинские расходы. А вот здоровье остальных, с точки зрения бизнеса, их мало интересует (за редкими исключениями тех, кто смотрит на перспективу). Поэтому очень многие крупные предприятия давно избавились (или свели к минимуму) содержание ведомственных больниц и поликлиник.

Самым крупным работодателем у нас до сих пор остается государство. В советское время государство все время испытывало дефицит рабочих рук, а потому вынуждено было заботиться о здоровье населения. Кроме того, это отлично вписывалось в идеологическую политику того времени. Медицина была бесплатная, однако ее возможности были ограничены в лечении сложных заболеваний. Потому что нацелена она была на сохранение здоровья максимально большего количества рабочей силы. В том числе и с помощью профилактики – вспомните разветвленную систему санаториев или строгий контроль за опасными эпидемическими заболеваниями.  Исключение составляла партноменклатура, для которой существовали специальные элитарные лечебные учреждения, где могли на качественном уровне лечить от очень тяжелых заболеваний (они сохранились и сейчас, как, например, знаменитая Феофания).

С крахом СССР и переходом к рыночной экономике изменилось и отношение государства к здоровью. Во-первых, оно испытывает постоянный дефицит денег для финансирования здравоохранения на старом (советском) уровне. Во-вторых, государство хоть и остается самым большим работодателем, но, все же, основная масса людей трудятся в частном секторе. Большинство крупных предприятий приватизированы. Поэтому государство не испытывает проблем от того, что на частных предприятиях люди болеют, вместо того, чтобы вкалывать. Да и рабочей силы после сокращения экономики у нас оказалось больше, чем нужно.

Правда, есть два других момента, которые вынуждают государство заниматься здравоохранением.

Один из них – это профилактика эпидемий. Как не крути, а ситуация с той же эпидемией кори или туберкулеза бьет уже и по интересам самого государства. Тоже касается туберкулеза, СПИДа, ВИЧ-инфекции и других опасных эпидемий. И чтобы не допустить пандемий, государство вынуждено реагировать на ситуацию.

Другой момент, что в условиях демократии ключевые посты в государстве выборные. А потому политики вынуждены реагировать на интересы тех, кто уже не представляет ценности как работник, но ценен как избиратель – это пенсионеры, инвалиды и многие другие категории населения.

В итоге, мы имеем треугольник – граждане-работодатели-государство – в котором и формируется политика медреформы. И каждая из трех сторон преследует свои цели: мы хотим иметь доступную и качественную медицину, работодатели – здоровую и недорогую «в эксплуатации» рабочую силу, а государство – найти между этими интересами компромисс с учетом дефицита денег.

Но есть еще и четвертая группа – сами медработники. У них свои интересы: иметь хорошую зарплату, мотивацию оставаться в профессии, достойные условия работы, качественное обеспечение медпрепаратами и медтехникой для успешного лечения пациентов.

Вот с этой расстановкой сил мы и подошли к очередной медреформе, проводимой в Каменском.

(Продолжение следует).