В Великобритании возмущены слишком слабой и запоздалой реакцией правительства на коронавирус

Растерянное, слабое и в полном смятении. К сожалению, именно таким все запомнят это правительство, когда кризис с вирусом закончится.

Два месяца спустя мы все еще ждем прибытия средств индивидуальной защиты. Медицинский персонал в бумажных масках и фартуках, сделанных из пластиковых пакетов, угрожает остаться дома, дабы не рисковать своей жизнью. Парамедики вынуждены работать без защиты, и, что удивительно, лондонских врачей попросили не надевать маски, если это пугает окружающих.

Мы никогда не узнаем, сколько жизней можно было спасти, если бы компетентное правительство взяло ситуацию под контроль, поставив на первое место народ, а не экономику, людей, а не прибыль.

Тим Лезард, специально для «Пильного погляда» из Великобритании.

Тим Лезард (Tim Lezard) — профессиональный журналист и профсоюзный активист из Великобритании. Необнократно бывал в Украине. Летом 2015 года посетил Каменское и был шокирован нашей экологией. Больше всего его удивила беспечность горожан, ловящих рыбу в Коноплянке, прямо у забора радиоактивных отходов ПХЗ. Купаться в наших водоемах и есть речную рыбу он так и не решился.
Недавно Тиму исполнилось 50 лет, он любит крикет, велоспорт, футбол и панк-группы. Живет в южном Глостершире, Англия.

После нескольких недель, полных сбивающих с толку сообщений правительства, в ходе которых 422 человека умерли от этой болезни (на момент публикации уже 466 — прим.ред.), премьер-министр Борис Джонсон в конце концов принял меры в понедельник вечером. Как бы принял.

Полицейским предоставили полномочия штрафовать людей, покидающих свои дома и собирающихся в группы более двух человек. Людям разрешается выходить из дома только для того, чтобы купить товары первой необходимости, заняться спортом, помочь близким, и, в некоторых случаях, работать.

Остается неясным, в каких именно случаях таки можно выходить на работу. Даже сам Борис Джонсон не знает. В понедельник вечером он написал в Инстаграм, что только «ключевые работники» (кто бы они ни были) должны выходить на работу. Этот пост быстро удалили, и через два часа его сменило сообщение о том, что люди могут выходить из дома, чтобы идти на работу, но «работать из дома, если это возможно».

Во вторник утром министр здравоохранения Мэтт Хэнкок снова поменял правила игры, объявив, что те, кто не может работать из дома, должны идти на работу, чтобы «государство продолжало функционировать».

По крайней мере, правительство, наконец, опубликовало список «ключевых работников», включая  работников здравоохранения, полицейских, тюремных служащих, пожарных, журналистов, сотрудников супермаркетов и работников по уходу.

До сих пор не ясно, что именно помогает государству «продолжать функционировать». Например, остановится ли страна, если поставки сукна для бильярдных столов иссякнут? Или если инспекторы дорожного движения останутся дома?

Министр местных органов управления Роберт Дженрик еще больше спутал карты, сказав, что кто угодно, а не только ключевые работники, может отправляться на работу, если расстояние между ним и коллегами во время работы будет 2 метра.

Вдобавок к этому он признал, что решение о том, является ли рабочее место безопасным, принимает работодатель, который должен «оценить ситуацию в лучших интересах своих подчиненных». Ясности снова не прибавилось, одна путаница. Полномочий нет, отвечать за последствия – страшно. Ответственность сваливается на владельцев бизнесов.

Путаница царит повсюду. В час пик лондонское метро забито строителями, сантехниками и электриками, которые едут работать в центр города.

Многие люди просто вынуждены ездить на работу, рискуя здоровьем

Некоторые из них едут трудиться потому, что им, несмотря на риск, так сказал начальник. Остальные — те, кто работает не по найму. Ведь правительство заставило их выбирать между здоровьем, надвигающимися проблемами и голодом.

Правительство, согласившись выплачивать 80% заработной платы нанятым сотрудникам, вплоть до 2500 фунтов стерлингов в месяц, все еще никак не обеспечило 5 миллионов самозанятых в Великобритании.

Рабочие заводов и фабрик по всей стране до сих пор трудятся без остановки, опасаясь, что потеряют работу, если останутся дома, или потеряют жизнь, если пойдут на работу. Разве это выбор?

Строительные рабочие отказались выходить на стройплощадку из-за того, что работодатель не согласился с их требованиями так называемой социальной дистанции — безопасного расстояния между людьми

Сегодня около 1000 строительных рабочих в Северной Ирландии взяли дело в свои руки, покинув стройплощадку после того, как их работодатель не согласился с методами социального дистанцирования, которые бы обеспечили их безопасность.

Растерянное, слабое и в полном смятении. К сожалению, именно таким все запомнят это правительство, когда кризис с вирусом закончится.

Упустив тревожные звоночки из других стран, кабинет Джонсона не спешил принимать превентивные меры и не спешил готовиться к прибытию вируса в Великобританию.

Правительство проигнорировало свой собственный совет семилетней давности, когда оно не смогло внедрить систему экстренного смс-оповещения. Она могла бы использоваться для прямой коммуникации с людьми, предупреждая их об опасностях коронавируса. Эти смс разослали только сегодня. Но сколько жизней они могли бы спасти, сделав это раньше? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство будто не заметило предупреждения о том, что коронавирус вот-вот прибудет к нашим берегам. Доклад китайских врачей в специализированном медицинском журнале The Lancet в январе предупреждал о нашествии. Он советовал вкладывать средства в увеличение запасов средств индивидуальной защиты (СИЗ) для медицинских работников.

Два месяца спустя мы все еще ждем прибытия СИЗ. Медицинский персонал в бумажных масках и фартуках, сделанных из пластиковых пакетов, угрожает остаться дома, дабы не рисковать своей жизнью. Парамедики вынуждены работать без защиты, и, что удивительно, лондонских врачей попросили не надевать маски, если это пугает окружающих. Правительство заказало новое оборудование и средства защиты, но, сколько людей заразиться пока его доставят? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Врачи борются за спасение жизней, не смотря на нехватку аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Правительство приказало производить больше аппаратов. Но сколько людей погибло за это время? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство вооружилось противоречивой методикой под названием «коллективный иммунитет», когда распространение болезни замедляется при вакцинации большинства населения. Но вакцины против коронавируса не существует, поэтому они фактически позволили вирусу напасть на всех в надежде, что достаточно людей поймают его, а затем выздоровеют. Они осознали, но не признали, свою ошибку и изменили политику. Но сколько людей умрет, потому что вирусу разрешили произвольно разгуливать по всей стране? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство также не внедрило общенациональную схему тестирования, подразумевая, что измерить масштабы распространения вируса и так невозможно. Только пациенты, поступившие в больницу, проходили обследование. У тех, кто проявлял симптомы дома, такого шанса не было. Это привело к самоизоляции людей, которые в этом не нуждались, и, что еще более тревожно, другие люди распространяли инфекцию неосознанно. На сегодняшний день проводится больше тестов, но сколько жизней было потеряно за это время? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство создало еще большую путаницу, когда опубликовало список людей, «уязвимых» к  коронавирусу. Туда вошли все, кому за 70, а также люди, имеющие «сопутствующие проблемы со здоровьем».  Но какие именно проблемы? Казалось, никто не знал. В конце концов, пришло разъяснение, но сколько людей рисковали заразиться, не подозревая, что были в списке? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство отказалось закрывать школы, заявив, что в этом нет необходимости. Затем, через пару дней, объявили об их закрытии на пресс-конференции. Позже, во время той же пресс-конференции, правительство, противореча самому себе, объявило, что не все школы закроются; некоторые останутся открытыми для детей «ключевых работников». Но никто не знал, какие именно школы, и никто еще не знал, кто эти «ключевые работники». Сколько детей и учителей неосознанно распространяли вирус? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Правительство решило закрыть пабы, рестораны и театры. Сам отец премьер-министра сказал, что он проигнорирует совет правительства избегать пабов, пока те еще открыты. Теперь их закрыли официально и полностью, но, сколько людей успело заразиться за последним бокалом в эти пару дней? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Во время паники в магазинах смели товары первой необходимости

Правительству не удалось остановить панику в супермаркетах, что привело к нехватке туалетной бумаги, макаронных изделий, томатного соуса и других предметов первой необходимости. Супермаркеты в настоящее время нормируют популярные товары и отводят специальные часы для «уязвимых» людей и работников здравоохранения, чтобы те могли совершать покупки с минимальным риском. Но сколько людей заразилось за это время? Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Единственный луч света в этой тревожной ситуации — это то, как сплотились общины, чтобы никто не остался один. Координируемые местными советами и управляемые общественными организациями, волонтеры навещают соседей, собирают рецепты для доставки лекарств, приносят еду и поддерживают связь с теми, кто живет в одиночестве, посредством телефонных звонков, Facetime или Skype, присматривая друг за другом.

Политические деятели и СМИ, поддерживающие Тори (политическая философия, представляющая собой британскую версию классического консерватизма) критикуют тех, кто критикует их. Ведущая журналистка Би-би-си Эмили Мейтлис изящно ответила на эти обвинения в Твиттере, сказав: «Меня ужасно расстраивает, когда нам говорят, что « сейчас не время » задавать вопросы нашим политикам. От этого веет трусостью. Наоборот, это самое время! Почему мы должны «ждать результатов вскрытия», когда вся стратегия должна быть направлена ​​на спасение жизней прямо сейчас? »

Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании

Партийные газеты консерваторов также начинают выказывать недовольство правительством, как и политики и новостные агентства по всему миру. Греческая газета Ethnos обвинила Бориса Джонсона в том, что он «опаснее, чем коронавирус», заявив, что «по сути, попросил британцев … смириться со смертью». Irish Times сообщает, что «Джонсон играет на здоровье своих граждан», а Нью-Йорк Таймс обвинила его в «распространении глобального замешательства».

В основе всего этого, конечно, лежит десятилетний режим жесточайшей экономии. Десятилетнее недофинансирование государственных служб, когда они нужны нам больше всего.

Тысячи бывших сотрудников Национальной Службы Здравоохранения — врачей, медсестер, акушерок и прочих — ответили на экстренный вызов и вернулись на службу. Это же вызывает вопросы о том, почему они ушли, почему их никто не заменил. Теперь этого слишком мало и слишком поздно.

Джонсон полагается на полицейских, чтобы обеспечить соблюдение тотального карантина, который он ввел слишком поздно. Вот только из-за строгой экономической политики их теперь на 20 000 меньше, когда мы нуждаемся в них больше всего.

Мы никогда не узнаем, сколько жизней можно было спасти, если бы компетентное правительство взяло ситуацию под контроль, поставив на первое место народ, а не экономику, людей, а не прибыль.

Мой совет Украине —  не делайте так, как мы. Вместо этого действуйте здесь и сейчас, быстро и решительно, чтобы спасти жизни. Примите законы о чрезвычайном положении, чтобы защитить ключевых работников, которые будут обеспечивать функционирование страны. Выплачивайте заработную плату тем, кому не обязательно сейчас ходить на работу, чтобы они были в безопасности дома. Позаботьтесь о тех, кто сейчас в неблагополучных условиях. Берегите себя. Если вы сделаете это, вы будете жить дальше и продолжите писать свою историю.

Перевод: Марии Чуриновой.

В публикации использованы фото британских СМИ.