Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать»

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать»

Из любого своего опыта он добывает «горючее» для новых успехов. В детстве чтение книг и первые заработки перевесили интерес к школе, однако не подтвердили самую устойчивую советскую «теорему»: «будешь плохо учиться в школе – быть тебе дворником». Так что с прогнозируемой метлой не сложилось, зато сложилось с аспирантурой физмата. Он называет себя самым бородатым тренером; учит детей играть в шашки, а взрослых – в покер; настраивает свой организм с помощью йоги и здорового питания; приступы изредка возникающей агрессии «лечит» вокалом, силы которого хватает на приличную территорию левобережья. О своем непростом взрослении, интересе к физике через интерес к любимой женщине, служении спорту, воспитании детей с необычными именами и о придании слову «успех» прикладного, а не приторного смысла – в интервью с тренером Дмитрием Савинским.

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать» - ФОТО
С женой Натальей

О рекордной смене школ, физике, как побочном эффекте влюбленности, и нежелании писать фейковую диссертацию

– Каким было Ваше детство? Что чаще всего вспоминаете?

– Я вырос на первом микрорайоне левобережья. Мама и бабушка преподавали математику в школе, отец тоже математик.

Помню в детстве любил наблюдать за муравьями. Мог час-полтора провести за этим занятием. Мне было интересно смотреть, как они все подчинены одному процессу, и он какой-то бесконечный.

Был период, когда с мальчишками со двора ходили рыбачить на ставки. Я не то, чтобы любил рыбачить, но этим можно было заработать. Улов продавали на рынке. Где-то лет 13-14 мне тогда было – первая половина 1990-х. Так получилось, что в семье резко сократились источники доходов – отец от нас ушел, маме зарплату не платили, дедушка, который всегда помогал и обеспечивал продуктами, тоже вышел на пенсию. И доходило до того, что иногда есть было нечего. Приходилось как-то выкручиваться. Потом мама стала подрабатывать, как репетитор.

– А как Вы свои первые заработки совмещали со школой?

– Пока мы жили все вместе, у меня и в школе было все хорошо. Я, конечно, был не очень дисциплинированный, мог тетрадку забыть, в спор вступить с учителем. Но зато за урок успевал решить все четыре варианта контрольной по математике. После ухода отца как-то все не заладилось. И с финансами было сложно, и интерес к школе пропал, хотелось каких-то карманных денег заработать. Этим и занимался, в школу мог не ходить, зато много читал – благо дома была огромная библиотека. Первый раз «Мастера и Маргариту» прочитал в 6-м классе, после этого еще раз шесть к ней возвращался. Я и сейчас много читаю.

В итоге, с 6-го по 11-й класс –  успел сменить шесть школ. Даже начинал учиться в музыкальном лицее, но через полгода бросил. Где-то меня успевали вытерпеть год, и потом я переходил в другую школу.

– Ничего себе рекорд, и что же Вас делало таким нежеланным учеником?

– Я бы себя тоже тогда не вытерпел. Кому это понравится – отсутствие дисциплины, прогулы. А еще на уроке я мог рассказать преподавателю, в чем он не прав, почему и доказать обоснованно. Я читал много исторической литературы, поэтому на уроках истории у меня часто возникали споры с учителями. Из книг я много узнавал и, когда слышал какое несоответствие – хотелось об этом сказать.

Мама всегда меня поддерживала, защищала. Она же сама педагог, ее просто просили подыскать для меня другую школу. И она это делала.

Понимание того, что школу нужно все-таки закончить появилось уже где-то после 10-го класса. Тогда я стал задумываться и о поступлении в институт. Втянулся в процесс, перестал морочить голову маме и преподавателям, учился молчать и не вступать в споры. Я считаю, что чтение большого количества литературы сформировало у меня определенные навыки, которые потом позволили мне быстро ориентироваться в каких-то новых обстоятельствах. Мне удалось освоить пропущенный материал, многие вещи наверстать. Так что школу я все-таки окончил.

– Как Вы сейчас смотрите на тот свой необычный опыт взросления?

– Все, что со мной происходило, было связано с окружающими обстоятельствами. Я спорил с учителями потому, что, действительно, понимал многое в этих вопросах. Взрослому человеку проще было сказать: «Да заткнись ты!» Просто для таких, как я, не было условий. Таких учеников, наверное, нужно отсеивать и заниматься с ними отдельно, создавать отдельные классы или учебные заведения. Идеальный вариант – домашнее обучение. У меня нет никаких претензий к школе и учителям. Я в восторге от того опыта, который получил. Уверен, все, что сейчас есть вокруг меня – это только благодаря тому, что я прошел через все эти ситуации.

А еще у меня есть своя теория, которая касается и педагогики. Я разделяю людей на «профессионалов» и «мастеров». «Профессионал» хорошо выполняет свою работу, но не готов тратить время и усилия сверх рамок, которые предполагает его функция. А «мастер», наоборот, готов к сверхусилиям. Когда «мастер» видит перед собой какого-то нестандартного персонажа, то отдает все, что знает, не думая о том, что это ему принесет.

– То есть, ближе к завершению школьного периода Вы изменили свое отношения к учебе, судя по тому, что пошли учиться дальше?

– Я последний год школы нормально отучился и с таким же зарядом поступил в энергетический техникум на геодезиста. Запала хватило на пару лет, но здесь я исправно учился.

Потом я поступил в наш университет (ДГТУ) на «литейное производство». С моим аттестатом на другую специальность я бы не прошел. На втором курсе, на новогодней вечеринке я познакомился с девушкой и влюбился. А она была преподавателем на кафедре физики. Поэтому я сдал 25 предметов академической разницы и перевелся на другой факультет, чтобы учиться по специальности «Физика твердого тела» – ближе к своей будущей жене Наташе. Это была единственная мотивация, мне уже было неважно, где учиться.

– И тем не менее, потом Вы пошли в аспирантуру. Значит планировали заниматься наукой?

– Ну так в аспирантуре хорошую стипендию платили (смеется). Это было главным обстоятельством. На самом деле, я готов был делать любую работу хорошо. Я и сейчас готов пойти работать дворником, если мне будут платить зарплату две тысячи долларов. Не важно, кем я буду работать – я буду работать хорошо.

Именно по этой причине я не защитился. Моя кандидатская работа касалась внедрения новых разработок в производстве выплавки чугуна. Но, чтобы доказать практическую ценность этих разработок, нужно было проводить исследования с применением диагностического оборудования, которого не было тогда в наличии. Иначе, достоверность результатов была сомнительной. Но мой научный руководитель сказал мне, чтобы я использовал данные, какие были. И мне сразу стало не интересно. Можно было защититься и при таких условиях, но я не захотел. А разработка была хорошая – ее внедрение позволило бы увеличить прибыль при производстве.

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать» - ФОТО
Сеанс одновременной игры с бородатым тренером

О приходе в мир шашек через «слабо», «шашечных» интригах и навыках «продажника»

– Я была немного удивлена, узнав, что Вы стали заниматься шашками в 17 лет. В семье математиков не играли в шахматы и шашки?

– В шахматы играли, а в шашки – нет. Получается, не было примера. Мы как-то отдыхали с друзьями у меня на даче и там был один очень сильный шашист – чемпион области. Он давал мне «фору» в три шашки и все равно нещадно выигрывал. И это меня зацепило. На «слабо» меня взяли.

– А когда Вам предложили стать тренером по шашкам?

– Мне никто не предлагал. Я как-то услышал, как тренер, у которого я занимался, предлагал другим ребятам попробовать себя в роли тренеров. Он их даже уговаривал, но никто из них не согласился. А я ему «на хвост упал» и, в итоге, уговорил. Меня взяли на полставки.

– А почему он Вам не предлагал?

– Видимо, у него «чуйка» тогда сработала, что мы будем конкурентами. Так и получилось (смеется). Я просто «сканировал», как он работает, многое почерпнул и понял, что тоже так смогу. Я видел, что надо добавить, чтобы получилось лучше. Я всегда так делаю.

А как спортсмен я был – так себе, такой хороший крепкий «середнячок», кандидат в мастера спорта. Я не очень силен, как игрок. А мои воспитанники – уже чемпионы мира.

Мой тренер и сейчас работает, он заслуженный тренер Украины.

Спустя полгода, как я пришел на тренерскую работу, мои воспитанницы до 10 лет получили призовые места на Чемпионате области. Такого результата до этого не было лет пять.

– Какой была реакция тренера, у которого Вы раньше занимались?

– Чем больше мои воспитанники получали медалей, тем хуже были отношения. Он прекрасный человек, прекрасный тренер. Если бы не он, я бы не научился многому. Он просто так выстраивает отношения. Пока ты ниже его, он тебе покровительствует – все хорошо. Как только ты в какой-то сфере его начинаешь опережать –  отношение меняется.

– В Вашей среде между тренерами существует «борьба» за лучших спортсменов?

– У меня в практике был случай, когда мою воспитанницу, призера чемпионата Украины, мой бывший тренер переманил к себе. Она уже в Киеве. Но во всех сборниках написано, что ее первый тренер – Савинский Дмитрий.

– А Вы практикуете такие вещи?

– Я же мастер, а не профессионал. Человек приходит ко мне, и я с ним делюсь. Ушел – до свидания. Бывают разные ситуации. У меня была воспитанница, которую я тренировал 10 лет. Пару месяцев назад она решила перейти к другому тренеру. Это история о том, как хороший проект может развалиться, когда между тренером и спортсменом есть еще кто-то. В данном случае – родители. Я лет пять пытался не доводить ситуацию до конфликта, сейчас понимаю, что нужно было сразу завершить этот процесс. Но это моя вина, я плохо сработал и не вовремя отреагировал. Поэтому я благодарен за полученный опыт. Я все-таки руководствуюсь принципом – делиться своими знаниями и опытом с теми, кто в них действительно нуждается.

– Сегодня, к сожалению, интеллектуальные виды спорта, можно сказать, не «в тренде». Как Вы убеждаете детей и родителей, какие аргументы приводите, чтобы они к Вам пришли?

– Я привлекаю не к себе, а в спорт, точнее, в шашки, которые я люблю всей душой и сердцем. Родителям говорю, что если дети занимаются спортом, то у них на 70% выше вероятность заняться в будущем собственным бизнесом. Чтобы получить результат нужно проделать определенную работу. В шашках есть красота, глубина и поэзия. Мне кажется, нынешних детей реально этим заинтересовать. Больше ведь зарабатывает тот, кто думает, чем тот, кто носит мешки. Я не могу сказать, что я не вижу отклика в глазах людей, когда я говорю о шашках. Может, сказывается, что я хороший «продажник».

-Как Вам кажется, чего сегодня не хватает нам, взрослым, чтобы наладить коммуникацию с детьми?

– Мне лично очень сильно не хватает добродушия. Я знаю и за собой такой недостаток. Нужна искренняя заинтересованность в человеке. Это касается не только коммуникации с детьми, а с людьми в целом.

С детьми несколько другая проблема. Когда мы берем в руки апельсин и делаем фрэш, мы ожидаем получить лимонный фрэш или апельсиновый? Апельсиновый. А с детьми часто по-другому себя ведем. Мы приходим к ребенку и ожидаем от него чего-то такого – чего у него нет, ему это просто не свойственно. Нужно понимать, что перед тобой личность со своими интересами. Хочешь взаимодействовать – покажи ему, что ты ему полезен. Сначала нужно выстроить коммуникативный мост, а потом по этому мосту ходить друг к другу в гости. Иногда педагоги или наставники об этом забывают.

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать» - ФОТО
Йога – важная составляющая жизни

О техобслуживании своего организма, воспитательном вокале и успеховедении

– Йога, здоровое питание, мастер классы по этим темам – как Вы к этому пришли? И что изменилось после того, как это стало частью Вашей жизни?

– Где-то после 30-ти у меня уже начались какие-то не очень хорошие ощущения в области шеи, спины и так далее. И сразу возникли мысли, что, наверное, это уже возраст дает о себе знать. Случайно во время утренней разминки на улице познакомился с барышней, которая оказалась инструктором по йоге. Она меня очень этим заинтересовала. И когда через полгода у меня перестало болеть там, где болело – я понял, что мне так нравится. А если мне что-то нравится, я, естественно, буду этим делиться – стал проводить мастер-классы.

Темой питания уже тогда занимался, я же ученый. Изучал литературу, как устроена пищеварительная система. Когда сформировал определенную позицию, началась личная практика. Результат понравился. И семья перешла на такой образ питания. Все, что может от нас уйти, убежать, отползти, улететь – мы не едим. Еще мы стараемся употреблять пищу в ее естественном виде. Все продукты проходят минимальную обработку. Мы отказались от любого дрожжевого теста. Кстати, я заметил, что после этого у меня улучшилась память и скорость мышления.

Наш организм – это машина, которой нужны своевременное техобслуживание и правильное топливо.

– Ну и, как в анекдоте – «а еще я крестиком вышиваю», только в Вашем случае – «я еще и пою»

– Я кайфую от пения, делаю это лет с 12-ти. Играю на скрипке, фортепиано, сопилке и гитаре. С прошлого года начал заниматься вокалом с преподавателем.

Как-то мы гуляли зимой на катке – на дренажном канале с моим тренером по единоборствам и с нашими семьями. Рядом возникла компания подростков лет 18-ти -19-ти, человек десять, и они громко ругались матом. Мы попросили их этого не делать, но они не реагировали. Тренер немного занервничал, а я стал петь. Спел две красивые песни. Они явно не ожидали, притихли немного. Им пришлось меня слушать, а потом они разошлись. Вот так спел и все рассосалось (смеется).

Я могу петь на пляже, просто на улице. Обычно люди хорошо реагируют.

– В каких еще направлениях Вы себя реализовываете?

– У меня есть небольшой бизнес, связанный с сервисным обслуживание автомобилей. Кроме того, я уже около десяти лет «нахожусь в покере», как профессиональный игрок и профессиональный тренер. У меня достаточно высокий статус среди тренеров в русскоязычном покерном комьюнити. Это очень большая аудитория. И еще я управляю инвестиционным фондом, который связан с этой темой – там много тренеров, много игроков.

– Тема Вашего мастер-класса называется «Правила сохранения успеха». С этим понятием, мягко говоря, «пережали» во всех смыслах и направлениях.  Что для Вас означает понятие «успех» и считаете ли Вы себя успешным человеком?

– Для меня успех – это положительный опыт достижения поставленной цели. В любой сфере. Поставил перед собой цель сварить борщ – сварил, уже успех.

И да, я считаю себя успешным человеком во многих сферах. Я, благодаря спорту, стал дотошным. У меня было много знаний, и я понял, что если буду выполнять монотонно правильные виды деятельности, то получу заслуженную награду неотвратимо. Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать.

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать» - ФОТО
Когда твой соперник – папа. С дочерью Зоряной.

О персональном подходе к воспитанию детей, самораздражении, счастье и шпагате

– У Вас трое детей. Когда Вы с ними взаимодействуете, берете во внимание свой период взросления, он ведь у Вас очень необычный?

– Предположим есть проект, где есть определенное количество сотрудников. И чтобы этот проект был успешным, нужно анализировать каждого сотрудника. Чтобы он, к примеру, от рядового специалиста вырос до руководителя отдела. Я всегда так настроен. То же касается и детей. Пока они не в состоянии принимать решения в некоторых областях, нужно их научить. Хорошо работает метод личных примеров, ну и приходится иногда прибегать к запретам. Конечно, я опираюсь на свой опыт и именно поэтому хочу, чтобы они, получая свой, минимально пострадали.

Добрыне 15 лет, и он серебряный призер Чемпионата мира по шашкам, в 14 лет поступил в университет (ДГТУ). Зоряне 10 лет – она чемпионка Украины по шашкам. Они пришли в шашки так же, как и в музыку. У них не было вариантов этим не заинтересоваться. Старшие дети играют на музыкальных инструментах, 5-летний Волемир тоже учится играть на фортепиано.

Я хочу дать им возможность сформироваться, получить компетенцию, а потом начинать принимать решения.

– Что в жизни Вам приносит радость, вдохновение, делает ее более наполненной?

– Все. Есть какое-то совершенное существо, которое создало и меня, и мир вокруг меня. Поэтому каждое мгновение – это бесценный дар.

– Что Вас раздражает, выводит из состояния равновесия?

– До сих пор сам себя раздражаю, когда делаю глупости. Я все-таки еще недостаточно повзрослел, реагирую на глупости других людей. Но чаще у меня уже идет удивление, а не раздражение.

– В какие моменты своей жизни вы чувствуете себя счастливым?

– В течение дня я могу чувствовать себя счастливым много раз. Я радуюсь жизни. Жизнь прекрасна. По статистике, в день рождается 130 тысяч человек – я как-то давно смотрел, а умирает 75. Вот я один из тех, кто еще не умер сегодня.

– Есть какие-то мечты, которые пока не удалось осуществить?

– Хочу сесть на поперечный шпагат.

 – Каким Вы видите себя лет через десять?

– Таким же – здоровым, красивым, функциональным, выносливым, способным на многое. И через 10, и через 50, и через 100. А там как фишка ляжет (смеется).

Дмитрий Савинский: «Любое качество, которое мы хотим получить, это мышца, которую надо накачать» - ФОТО
На фестивале по саморазвитию Сказочный город.

                                                                                                     Автор идеи интервью Александра Чуринова