На перекрестках медреформы в Каменском. Часть 2.

Начало читайте здесь.

Автор: Сергей Гузь.

Один из важнейших моментов медреформы – перевод больниц на самоокупаемость. Если еще недавно больницы финансировались через местные бюджеты, то теперь за местными властями оставили лишь оплату коммунальных услуг медучреждений на их территории. А вот схема финансирования лечения пациентов принципиально изменилась.

Государство, в лице Национальной службы здоровья Украины, определило 27 пакетов медицинских услуг, которые оно покупает у больниц. По сути, все больницы становятся предприятиями. На данном этапе медреформы они будут зарабатывать деньги, продавая свои услуги государству. Чем больше пациентов пролечила больница, тем больше денег получит от государства. Как это называют реформаторы – «деньги ходят за пациентом».

Однако, все это хорошо звучит в теории. На практике согласовать с НСЗУ пакеты медуслуг не так-то просто: больница должна иметь соответствующее оборудование и специалистов под каждую медуслугу. «Пакет медуслуг» — это лечение определенного перечня заболеваний. Каждый «пакет медуслуг» — это еще и перечень оборудования и специалистов, которые должны быть у больницы. Если чего-то нет, то денег за эту медуслугу больница от государства не получит, даже если фактически будет предоставлять ее пациентам.

Продолжая беседу с Арнольдом Каграманяном, главврачем больницы №9, мы поговорили и об этом аспекте медреформы.

Арнольд Каграманян, главврач больницы №9

Больницы становятся предприятиями

— Наш предыдущий разговор окончился на том, что больницам приходится выкручиваться в нынешних условиях. Но, как раз это и тревожит, что медицина вынуждена выкручиваться исходя из тех ресурсов, которые выделяет государство, а не исходя из того объема медпомощи, в котором нуждается население.

— Я скажу, почему выкручиваться. Мне нужно хотя бы 2-3 квартала, чтобы больше не выкручиваться, и чтобы люди получали на уровень больше и лучше.

Для чего нужно время? Чтобы больница начала зарабатывать деньги.

За счет кого больница зарабатывает? За счет врачей, именно практикующих врачей. Не за счет главврача, его замов, дворника или бухгалтера, а за счет практикующего врача. Конечно, и все остальные нужны, без них не будет нормальной организации работы. Но, основная фигура, которая зарабатывает для медучреждения – это врач. Он оказал медуслугу, прооперировал, а за это государство перечислит больнице деньги.

Кроме НСЗУ есть и другие источники денег — платные медицинские услуги, официальные.

— Но раньше эти услуги были бесплатные…

— Теперь мы их можем пустить через платные услуги и при этом сделать какой-то комфорт. Речь идет исключительно о тех услугах, которые не попадают в пакеты, уже оплаченные Национальной службой здоровья Украины.

Лично я планирую заработать много денег для больницы и города тем, что привлечь узких специалистов. Это самое основное: найти узких специалистов, которые будут больнице зарабатывать деньги.

Нужны узкие специалисты

— Где брать специалистов, если они все разбегаются по заграницам?

— На сегодня, по факту, у нас уже имеются два сосудистых хирурга. Мы их пригласили из больницы Мечникова. Есть уролог и общий хирург из Днепра. Они готовы в ближайшее время переехать жить в Каменское.

В планах у нас гинеколог и другие специалисты. Я сейчас над этим работаю, веду переговоры с докторами, предлагаю им более выгодные и интересные условия работы, и они с удовольствиям переходят к нам работать.

Мы за 3 последних месяца провели одну из уникальнейших операций, которые раньше делали в Днепре — реконструктивная операция на магистральных артериях (тромбектомия, шунтирование разного вида, ранение артерии). Это когда пациент вовремя не обращается за помощью, нога или верхняя конечность начинают чернеть. Раньше привозили их к нам, а дальше экстренно госпитализировали в Мечникова. Или, в критической ситуации, нам приходилось ампутировать конечность. Сейчас мы делаем операцию и сохраняем ногу или руку.

Первая операция была сделана до карантина, в пол одиннадцатого ночи. Мы собрали команду и быстро прооперировали. В любой время суток приезжает доктор, заведующий отделения анестезиологии и интенсивной терапии, и проводим операцию. Теперь мы стабильно выполняем эти операции.

— А входят эти операции в пакет медуслуг?

— Сами операции входят в медуслуги. Но, при таких узкоспециализированных операциях, есть расходная часть, которая в пакет медуслуг не входит, пациентам за нее приходится платить. Почему? Потому что есть 180-й приказ, и мы можем закупать только то, что есть в этом приказе. И когда пациенты жалуются, что им пришлось заплатить за ту или иную услугу, это вполне может быть правдой. Ведь есть препараты, которые не вошли в 180-й приказ, а для лучшего оказания помощи пациентам приходится покупать материалы или препараты самостоятельно.

— Какие еще операции стали делать в вашей больнице?

— Недавно в онкологическом отделении провели ургентную операцию по жизненным показаниям. У женщины падал гемоглобин, пришлось удалить опухоль почки в 25 см диаметром. Была очень тяжелая операция и состояние пациентки, но все прошло успешно.

Поднимаем лапороскопические операции. И количество операций, и пытаемся ввести новые виды операций.

Так что сегодня мы готовы привлекать новых сотрудников. Если у кого есть желание работать в 9-й больнице – приглашаем, нам нужны все врачи.

Перспективы близкие и далекие

— Какие еще изменения ждут больницу в связи с реформой?

— В моем понимании развитие больницы это обеспечение узких врачей, оборудование и улучшение материально-технической базы. Это три вещи, которые нужно сделать, чтобы стало лучше, чем было.

Сейчас на этапе роддом, будем его развивать.

По возможности будем делать ремонты в больнице. Сейчас у нас ведется ремонт в хирургическом отделении. Следующим этапом будет ремонт в онкологическом отделении и терапевтическом корпусе.

— Так сейчас уже идет капитальный ремонт роддома?..

— Не роддома, а перенатального центра. Это совсем другое. Это комплекс, где будет оказываться помощь от зачатия ребенка, вынашивания, родов и послеродового периода матери и ребенка. Это круто, дорого, но это того стоит. Город только выиграет от такого центра.

Родов сегодня у нас немного, но, если сравнивать с прошлым годом, их стало чуть больше. А если будет перенатальный центр, то это будет в разы больше. Ведь многие, особенно те, у которых есть патологии в развитии, они едут наблюдаться и рожать в перенатальный центр. Потому что материально-техническая база перенатального центра очень сильно отличается от оснащения обычного роддома.

— Статус центральной больницы влияет на изменения?

—  9-я больница — это опорная больница города. Опорных больниц по Украине чуть более 200 штук. Грубо говоря, это центральные многопрофильные больницы.

Так как мы опорная больница, по президентской программе есть возможность сделать ремонт первого этажа и закупить оборудование для больницы. Проект для нашей больницы сделан, есть план первого этажа, генеральная реконструкция. Все будет меняться, вплоть до кабинета главврача. Некуда было ставить ангиограф (аппарат для исследования кровеносных сосудов). Таких аппаратов очень мало, и мы одна из больниц по Украине, которая его получит. Есть требования к размещению такого оборудования. И проектанты из Киева сказали, что лучше всего подходит помещение, где сейчас мой кабинет. Так что его поставят здесь, а мне придется перебраться в другой.

В планах объединить прачку, перенести ее в 9-ю больницу. А кухня будет в 6-й больнице. Где помещения более комфортные, туда и переселимся.

Хотим сделать полноценную хорошую поликлинику. Чтобы пациент зашел в поликлинику, доктор его обследовал и, если необходимо, тут же его госпитализировали. Если операция не нужна, то тогда пациента направят к семейному врачу.

— Я еще должен задать неприятный вопрос о ситуации с несчастными случаями из-за наркоза. Было установлено, что причиной несчастных случаев стало качество препарата ДИПРОФОЛ. Потом было расследование на двух уровнях – медицинской комиссии и правоохранителей. Чем все закончилось?

— По правоохранителям я ничего не смогу вам сказать. По медицине мы провели служебное расследование, приезжали специалисты из области и Киева. Ту партию ДИПРОФОЛА сняли с реализации по всей стране.  Все пришли к мнению, что все-таки проблема была в качестве препарата. Потому что все, что делалось со стороны медицинской службы, делалось правильно.

— Установили, как этот препарат попал в больницу? Потому что озвучивалось, что пациенты сами его покупали…

—  Сейчас производятся закупки на Прозоро, только так.

— То есть, сейчас уже невозможно, чтобы пациенты сами купили и принесли анестезию?

— С анестезией такое невозможно. Что касается других препаратов, которые не попали в упомянутый 180-й приказ, то пациент может пойти и купить такой препарат.

— У правоохранителей есть претензии к врачам, кого-то отстранили от должности?

— Нет, у правоохранителей ни к кому из врачей претензий не было, чтобы отстранить кого-то. Даже на время расследования.

Читайте также: