На перекрестках медреформы в Каменском. Часть 1.

«Процесс реформы уже запущен. Если сейчас что-то кардинально рубить, то будет серьезный коллапс», — Арнольд Каграманян.

С 1 апреля 2020 года больница №9 стала для Каменского — опорной. Этот новый термин означает, что она должна работать круглосуточно и оказывать максимальное количество медицинских услуг. По сути, медреформа определила ее центральной для нашего города. О том, что сейчас происходит с реформированием больницы, как медреформа повиляла на ее деятельность и чего ждать от больницы в ближайшем будущем — мы поговорили с ее главврачем Арнольдом Камоевичем Каграманяном. 

Автор: Сергей Гузь.

9-я больница всегда была одним из основных медучреждений Днепродзержинска, а потом и Каменского. Но, как и вся медицинская отрасль, в последние десятилетия практически не развивалась, а физический износ зданий и оборудования больницы становился все больше. Да, что-то удавалось ремонтировать или закупать, но глобально это не меняло ситуации.

К тому же, в последние годы больницу, как и многие другие медучреждения, периодически сотрясали скандалы, связанные с «платными» медуслугами. А прошлогодняя трагедия, в результате которой одна пациентка погибла, а еще несколько человек спасали реаниматологи в Днепре, и вовсе грозила выбить больницу из колеи в самый напряженный момент – запуска медреформы на вторичном уровне.

Именно в этот непростой момент 9-ю больницу возглавил молодой хирург Арнольд Каграманян. Сейчас он еще пытается сочетать медицинскую практику с административной деятельностью главврача. Но, как признался Арнольд Камоевич, делать это все труднее. Ведь сегодня главврач – это директор больницы, главной целью которого становится зарабатывание денег для медучреждения. Сделать это без глубокой трансформации подходов к управлению больницей практически невозможно. Вот с этого и начался наш разговор.

Денег не хватает, но обратного пути не будет

— В правительстве и на уровне президента стали поговаривать о том, что первоначальный вариант медреформы, возможно, остановят. Что есть недостатки в медреформе, а эпидемия коронавируса как раз многие проблемы обнажила…

— Недостатки в реформе действительно есть. Будут ли ее полностью останавливать и что-то кардинально менять? Думаю, что нет. Процесс реформы уже запущен. Если сейчас что-то кардинально рубить или поменять, то будет серьезный коллапс.

Возможно, будут какие-то изменения. Возможно, если министерство здравоохранения подключится к НСЗУ (Национальная служба здравоохранения Украины), то будет дополнительное финансирование реформы. Потому что тех денег, которые выделяет НСЗУ, их действительно не хватает, чтобы обеспечить в полном объеме ту медицинскую помощь, которую обещают и озвучивают на всех телеканалах.

— Приводили примеры, что некоторые медуслуги НСЗУ рассчитала ниже, чем они фактически стоят. И все больницы с этим столкнулись.

— Да, такое есть. И это не только в 9-й больнице есть.

Взять, например, грыжеотсечение. Самая дешевая сетка стоит от 2-3 тысяч гривен, а нужен еще расходный материал, шовный материал, зарплата врачу. Тогда как вся себестоимость операции посчитана в районе 4,5 тысяч гривен.

Пример второй – роды. На роды выделяют примерно 8 тысяч гривен. Да, если это нормальные роды, этих денег хватает. А если это роды с осложнениями или патологиями? И таких моментов очень много возникает.

— В основном это касается больниц?

— Да. Первичный уровень – центры первичной медико-санитарной помощи (ЦПМСД – бывшие поликлиники) – они уже запустились, работают нормально. У нас же все на стадии формирования, создания, и есть много пробелов и просчетов.

Очень много нюансов. И самое основное то, что реформа должна потянуть за собой повышение зарплаты врачей и медперсонала.

Вот как вы думаете, сколько нужно заплатить хирургу, который делает классные, сложные операции, чтобы он спокойно работал весь месяц? Я так думаю, минимум 50-60 тысяч гривен. Но на самом деле этого пока не происходит из вот этих просчетов и пробелов.

Между прошлым и будущим

— С этого года 9-ка стала опорной больницей. Что это меняет?

— 9-я больница сейчас центральная в городе. Это многопрофильная больница, мы заключили 11 пакетов услуг с НСЗУ. Если не ошибаюсь, это больше всего в городе.

— Если взять объем медицинской помощи, который оказывался в городе в советское время, это сколько нужно «пакетов НСЗУ» оформить или получить?

— Как вам сказать. Нет такого.

— Как тогда сравнить советскую систему, которая у нас была, и новую?

— Система Семашко, которая у нас была, она эффективна для народа и людей, но требует значительного финансирования…

— Хорошо, давайте посмотрим на проблему с другой стороны. В советское время многие больницы Днепродзержинска в своей специализации привязывались к крупным промышленным предприятиям города. Например, 9-я к ДМК, Медсанчасть №61 – к ПХЗ и так далее. Эти медучереждения специализировались на лечении травм, профессиональных заболеваний или несчастных случаев на этих предприятиях. А сейчас, получается, мы эту специализацию медучреждений теряем?

— Реформа адаптируется не только к узким направлениям, а ко всему. Изначально это реформа первички – ЦПМСП. Каждый пациент теперь закреплен к определенному семейному доктору, который координирует лечение.

— В том-то и проблема. Семейный доктор может не знать специфики производства. Если раньше ты работал на заводе, то ты был привязан к поликлинике, которая обслуживает это предприятия. И врачи понимали специфику профессиональных заболеваний, которые могут возникнуть у пациента.

— Сегодня любой доктор может этим заняться. Но, сейчас на ситуацию куда больше влияет кадровое голодание – дефицит узких специалистов. Очень большая текучка кадров, многие уехали заграницу. Уезжают даже медсестры и сиделки, в ту же Польшу, где получают 800-1000 евро. Оформляют гринкарты и остаются там жить. Наш сосудистый хирург в Германии получает 7-10 тысяч долларов в месяц и чувствует себя прекрасно.

Без помощи города — тяжело

— Решит ли эту проблему в нашем городе реформа? Хватит ли ресурсов НСЗУ, если говорить  конкретно о 9-й больнице, чтобы ее укомплектовать?

— Если взять нашу больницу, то мы пока выходим в тот ноль, который был до реформы. Плюс, спасибо городской власти, они помогают. Например, сделать ремонт. Сейчас это очень большая помощь.

Новая реформа предусматривает, что деньги идут за пациентом. То есть, будет у больницы больше комфорта – будет больше пациентов. Больше пациентов – больше денег от НСЗУ.

Вот мы делаем ремонт в хирургии – теперь пациентов будет больше, потому что многие идут на комфорт. Особенно те, у кого незначительные проблемы со здоровьем. Значит будет больше финансирования от государства. Так что, если бы не помощь города, то нам было бы тяжелее. А так есть деньги НСЗУ, есть помощь городской власти – можно делать и ремонты, и закупать оборудование.

— Как раз хотел спросить об оборудовании. НСЗУ говорит, что они дают добро на оказание медуслуг, если у больницы есть соответствующее оборудование. Но денег на оборудование они не выделяют.

— НСЗУ это та служба, которая не платит зарплату доктору, не платит за ремонт или оборудование. У нее единственная задача – купить медуслгу для пациентов.

— Да, но 30 лет больницы разрушались. Теперь их поставили перед фактом: какие реально услуги можете оказывать – такие мы и купим. А кто приведет больницы к современному уровню?

— Вы правы, 30 лет ничего не делалось, а теперь покупают услугу. А как мы ее окажем, если у нас нет видеогастроскопа, например. У нас есть обычный гастроскоп, купленный городскими властями, а видеогастроскопа — нет. Мы не можем попасть под этот пакет услуг. Это действительно проблема. Выход – объединение и укрупнение больниц. Других вариантов нет. Зачем городской власти строить 10 больниц, если можно, например, укрупнить 9-ю и другие больницы? Объединив какие-то медучреждения, мы получим мощную, сильную больницу.

Плюсы и минусы объединений

— У всякого объединения есть две стороны медали…

— Да, что-то будет тянуть в минус, например, педиатрия. Сейчас мы объединяемся с 6-й больницей. Это плюс для педиатрии.

6-я больница – это большая структура, а пакетов на медуслуги заключила всего 1. Самостоятельно они не смогут существовать.

При объединении с нами у них тоже есть плюсы и минусы. Будет сокращение админперсонала, часть которого должна будет или перепрофилироваться, или работать по первой специализации, или просто уйти. Это минусы для этих людей.

Но, плюсов гораздо больше. Например, увеличивается финансирование 6-й больницы. Объединив 6-ю и 9-ю больницы, мы сможем отказаться от многих дублирующих функций: двух прачечных, двух кухонь и тому подобного. А это очень большие суммы экономии.

Конечно, объединение проходит болезненно, так что некоторые будут писать, что это плохо. Мое личное мнение: это правильно — объединять и укрупнять. За счет этого и помощи городской власти, мы сможем выкрутиться…

Продолжение следует…