Мы изменились

Мы изменились

 В той, прошлой жизни,  мы планировали поехать в отпуск, купить или поменять машину, закончить наконец-то ремонт в квартире или на даче, дать ребенку высшее образование, жениться, развестись, открыть бизнес, получить более высокую должность, похудеть, написать книгу, стать звездой инстаграм или тик-ток, купить новое платье, сделать брови, поставить автономное отопление, научиться танцевать сальсу, выучить английский… Это было несколько дней назад. Сегодня кажется, что это было где-то там – далеко…

Автор: Александра Чуринова.

Сегодня мы просыпаемся больше ушами, прислушиваясь, нет ли взрывов, не гудит ли сирена, не пищит ли телеграмм, предлагая спуститься в укрытие. Сразу в ленту – как там в Киеве, Харькове, Мариуполе, Буче? Что говорит Белоусов, пишет Филатов, сообщает пресс-служба губернатора?

Мы изменились в ночь на 24 февраля. Все. Сильно. Необратимо.

Если до войны у кого-то бурные эмоции могла вызвать новая машина соседа, мол, вот, зараза, где только деньги берет!; политическое ток-шоу по телеку – мол, ну что за дебилы эти …(у каждого свои антигерои); нерадивость какого-нибудь местного депутата, пропавшего с радаров после выборов, то сейчас мы офигеваем от самих себя и от тех, кто нас окружает –  кто ложится под танк, чтобы не пропустить в свой родной маленький город орков из какого-нибудь Пскова или Воронежа;  кто выходит на центральную площадь своего города, загаженную российскими танками, с украинскими флагами и поет гимн; кто тащит в волонтерские пункты матрасы, носки и туалетную бумагу; кто лепит сотни котлет, чтобы накормить тех, кто стоит на блокпостах; кто обустраивает убежища; зашивает раненых в больницах или просто звонит по телефону знакомым одиноким старикам, чтобы спросить, что нужно привезти.

Мы изменились и офигели от своей собственной человеческой крутизны и от своей сумасшедшей сплоченности, котировка которой намного выше «градов» и «смерчей», выпускаемой на наши города русскими «асвабадителями».

Мы изменились и сами того не замечая, стали спокойно переводить с русского на украинский и обратно. И от этого стали только лучше друг друга понимать. И даже придумали новую часть речи, совместив предлог с существительным. Возможно, это даже новое альтернативное спецнаправление для русских кораблей. На их компасах теперь будет не четыре, а пять полюсов.

Мы изменились. Еще недавно так любившая жизнь, гостеприимная и веселая нация, мы теперь шлем проклятия в сторону тех, кто эту жизнь у нас забрал: некоторые отправляют вслед за российским кораблем своих российских родственников, а кто-то пытается образумить их правдой, показывая фотографии разрушенных городов, убитых детей и женщин. Больше всех проклятий, конечно же, летит в адрес того, кого мы теперь настойчиво пишем с маленькой буквы «п». Мы сами не знали, что залежи злости и ненависти так велики в нас. А эти изменения нам это показали. Нам хотелось бы иметь выбор, но нам его не оставили.

Мы изменились еще и потому, что теперь мы думаем не о своем личном будущем. Оно перестало быть индивидуальным, оно теперь у нас общее. И неважно где мы сейчас: в Каменском, Киеве, Польше или Словакии. Мы должны обязательно вспомнить и осуществить мечты и планы, которые у нас были до 24 февраля, и реализовать их. Но просто чуть позже. Когда освободим свою землю от зла. Когда оплачем всех погибших. Когда восстановим разрушенное. Когда сможем обнять своих близких.

Мы много лет пытались объединить, склеить, сплотить Украину. Не все попытки были успешными. Но мы старались. Теперь и это изменилось. Когда харьковчанка отправляет во Львов, где у нее никого нет из близких, самое дорогое –  дочь с тройней новорожденных внуков, написав об этом в фейсбуке – ни у кого даже сомнений не возникает, что ее дети будут в безопасности. Это доверие, которое у нас теперь точно есть друг к другу.

Когда мы меняемся – мы становимся сильнее, мы быстрее вытираем слезы и резче можем держать удар, мы понимаем, что способны на многое ради мира, ради того, чтобы снова мечтать и осуществлять свои мечты, и наши дети видят, на что способны их взрослые ради своей страны и их будущего.

Каменское – это Украина!